http://russian.kiev.ua/archives/2003/0308/030815cp01.shtml Исторический портрет русских в Латвии (Элина Чуянова) – Архив – Соотечественники – Русская община
15.08.2003  

Исторический портрет русских в Латвии

Элина Чуянова, ЧАС 29.07.2003 

«Те, кому здесь не нравится, - могут ехать домой, на свою историческую родину!» За последние тринадцать лет мы нередко слышим в свой адрес этот посыл-совет от ревнителей латышской Латвии. За совет спасибо. Однако мы давно дома. На своей исторической родине.

Откуда есть - пошли русичи?

Для начала уточним неизбежное. Довольно внушительное число русских Латвии - 42 процента - граждане по рождению. Это значит, что их предки жили здесь до 1940 года. Можно сколько угодно недоумевать и сердиться, но факт остается фактом: почти половина русских Латвии имеют долговременные и прочные связи с этой землей. Настолько долговременные и прочные, что - о, ужас! - даже напрашиваются некоторые аналогии с историческим присутствием здесь коренного населения.

...Первые упоминания о русских на территории Латвии восходят к XI веку. Впрочем, многие современные историки считают более корректным говорить нео русских, а о восточнославянских племенах - русичах, кривичах, белороссах. Хорошо. Тогда некорректно говорить и о латышах, речь можно вести лишь о балтских племенах. Ибо в те времена не существовало разницы между литовцами и латышами, таких понятий просто не было. А были курши, половина из которых жили на территории нынешней Латвии, а половина - на территории Литвы. Были земгалы, две трети которых жили в Земгале, а одна треть - в Литве. И были ливы, жившие в Видземе и принадлежащие к финно-угорской группе.

В хрониках Генриха Ливонского самые крупные центры Латгале - Кокнесе и Ерсика - названы русскими и православными. А вот как описывается там завоевание епископом Альбертом городища Герсике (Ерсика) осенью 1209 года. «И собрали они, - пишет Генрих, - много добычи, снося со всех углов города одежду, и серебро, и пурпур, и сгоняя скот во множестве, и взяли из церквей колокола, и иконы, и деньги, и много добра».

- Из рассказа летописца видно, что в Ерсике была не одна церковь, а несколько, - комментирует историк, автор учебника «Русские в Латвии» и крупнейший специалист по этой теме Олег Пухляк. - И церкви эти были православными. Еще лет 10 назад, читая историю православной церкви, я наткнулся на упоминание любопытного факта. Оказывается, когда немцы завладели Ерсикой, они начали вывозить оттуда бронзовые колокола. А ведь в то время даже на Руси бронзовые колокола были большой редкостью; вплоть до Ивана Грозного в русских церквах били в деревянные колокола. А тут бронзовые... О чем это говорит? О том, что было много православных, раз построили не одну, а несколько церквей. А ко всему прочему - были не бедными, если отливали колокола из бронзы. Возможно, это были купцы или какая-нибудь администрация. Так или иначе, но это одно из немногих письменных свидетельств того, что русские существовали в Латвии еще до прихода немцев.

Каупо и его Babba

Но есть и другие факты. Например, латышское слово krievs происходит от названия восточнославянской народности - кривичи. Известно также, что Латгалию населяло много русских. Если посмотреть академическое собрание «Песни о Илье Муромце», то там постоянно встречается Латыгола, Латыголка.

Если же говорить о Риге, то достаточно крупное русское поселение - «руссишер дорф» (русская деревня) - обозначено на карте города уже в 1400 году. Возможно, оно возникло вскоре после заключения торгового договора между Полоцком и Ригой в 1224 году. «Деревня», кстати, доходила до Пороховой башни, включала нынешнее здание Сейма и часть улицы Екаба. А вот еще один любопытный факт, замеченный Олегом Пухляком.

Евграф Васильевич Чешихин - первый латвийский русский историк, издатель и редактор крупнейшей в Прибалтике газеты «Рижский вестник», выходящей на русском языке с 1869 года, - как-то перебирая немецкие семейные хроники, увидел запись, свидетельствующую о том, что знаменитый вождь Каупо был женат на русской женщине по имени Бабба (в оригинале Babba ). Возможно, на самом деле ее звали Варварой, а может быть, к ней обращались просто «баба», отсюда и имя собственное. Известно также, что когда Каупо изгнали из его замка, он поселился у подножья горы Кубба - там, где сейчас находится Эспланада. Если посмотреть, где заканчивалось русское поселение, то будет это самое место. Вероятно, вождь «переехал» жить к супруге.

Неарийцы, подите вон!

О том, что русское население было многочисленным, свидетельствует наличие мужского православного монастыря и кладбища. В том же самом Новгороде имелись ганзейские кварталы, но кладбищ немецких не было. Из летописей точно известно, что русское православное кладбище примыкало к алтарю церкви Святого Екаба. Башня Раммера, которая сейчас воссоздана, до XV века называлась Башней русского квартала. Известно также и то, что и позже, в XIX веке, в центре Риги была Русская улица, она находилась недалеко от нынешней Ратуши и примыкала к Ратушной площади.

Все это говорит о том, что русские купцы имели большое влияние. Немецкие бароны на первых порах сквозь пальцы смотрели на всех ненемцев, которые жили в Риге. Но по мере своего усиления в регионе начали вытеснять «неарийцев», при этом особо не разбираясь, кто это - земгал, русский... Предполагалось, что Рига должна быть немецким городом. Тем не менее даже после такой жесткой политики вытеснения след русских купцов - рижских домовладельцев - прослеживается и в XIV- XV веках. Несмотря на все препоны, они каким-то образом покупали недвижимость в центре города, а собственность автоматически давала рижское гражданство. Никаких экзаменов, как вы понимаете, сдавать не приходилось.

...В XVII столетии центром русской Риги становится Московский форштадт. Там селятся и бежавшие из центральных регионов России староверы, и ремесленники, и купцы. Русские купцы держали всю торговлю лесом, льном, зерном. Среди них было и немало трактирщиков, хозяев бань. Русскими были и владельцы крупнейших огородов. Еще до войны с Наполеоном в Московском форштадте построили Гостиный двор. Этот крупнейший «супермаркет» просуществовал до Первой мировой войны. А находился он на месте нынешней Академии наук.

В газете «Рижский вестник» за 1870 год были опубликованы воспоминания рижского старожила о житье-бытье на форштадте во времена Александра I и Николая I: «Весь Московский форштадт был населен русским народом, там мало было слышно немецкого или латышского языка. Все то были выходцы старинные, больше, полагать надобно, со времен Петра и больше все «христиане» и «древнего благочестия».

Свято место не пусто

Невозможно в рамках газетного материала уделить внимание всем волнам миграции и эмиграции русского населения с/на территорию Латвии. Об одном только массовом бегстве старообрядцев от преследований никониан написаны целые фолианты. Немало можно было бы написать о белогвардейской эмиграции в Латвию. В сущности, все это в общих чертах известно. И мы не претендуем на открытие Америки, всего лишь хотим напомнить «забывчивым», что после почти полной ассимиляции ливов и репатриации прибалтийских немцев на рубеже 30- 40-х годов прошлого столетия русские так или иначе являются старейшей этнической группой исторически многонационального населения Латвии.

Вообще если хорошенько вспомнить хрестоматийные знания, то за всю свою историю Латвия никогда не была мононациональной, этнически чистой. Регион всегда находился в сфере чьих-нибудь интересов - немецких, русских, шведских, польских. В качестве примера приведу одну цифру, взятую наугад из энциклопедии «Советская Латвия» (1985 год). Так, в 1881 году в Риге численность латышей и немцев была примерно одинаковой (32,8 и 31,2 процента соответственно), русские составляли 19 процентов, евреи и представители других национальностей - 17 процентов.

Изменения в политике неизбежно приводили к перемещению населения. Людские потоки двигались не только в Латвию, но и из Латвии. Так, в XIX веке после раскрепощения крестьян периодически усиливалось их переселение в поисках земли - в Смоленскую, Псковскую, Новгородскую губернии, в Сибирь. Далее были эмиграция после поражения революции 1905-1907 гг., эвакуация вместе с заводами во время Первой мировой войны. В 1920- 1928 гг. в буржуазную Латвию возвратились 236 тысяч беженцев, а в Советской России остались около 250 тысяч латышей.

Русская Рига

В 1913 году в Риге жило очень много русских. Надписи на улицах были на трех языках - латышском, русском и немецком. И объявления публиковались на трех языках. Была в царской России, «тюрьме народов», такая либеральная блажь.

К началу Первой мировой войны Рига становится одним из крупнейших промышленных центров России. Здесь началось первое в царской империи производство велосипедов, авиационных моторов, здесь выпускали первые автомобили и самолеты. Так что русские жители внесли немалый вклад в процветание города.

И вот грянула Первая мировая - огромная масса русского населения при приближении немцев бежит на восток. Уезжали не бедные, а адвокаты, врачи, учителя, инженеры. Обратно вернулись не все. Однако же их место вскоре заняли белоэмигранты, бежавшие от большевиков в буржуазную республику. Рига на время стала центром белой эмиграции. Правда, для многих она была перевалочным пунктом на пути в Париж.

- Когда я показываю знакомым старинную открытку, на которой рядом со зданием нынешнего Национального театра выведено «Русскiй Театръ», многие недоумевают, - рассказывает журналист и известный рижский коллекционер открыток Илья Дименштейн. - Ничего странного в этом нет: до революции в здании по бульвару Кронвалда, 2, располагался Русский драматический театр. Русские театральные сезоны открылись в Риге в 1883 году - к тому времени сложилась постоянная театральная труппа. Спектакли на русском давались и раньше, но от случая к случаю. Самый первый состоялся в далеком 1798 году. Но радость русской Риги была недолгой. В январе 1919 года вошедшие в Ригу латышские красные стрелки экспроприировали здание театра. В нем стали идти спектакли на латышском языке. Потом «белые» латыши, скинувшие красных, многое нахапанное возвращали. Но только не русский театр. Они лишь политически подкорректировали название, и театр стал Латышским национальным.

История названия одной из самых торговых рижских улиц связана с двумя именами - Александра Суворова и Марии. Один был внуком великого полководца, генерал-губернатором города, другая - супругой Александра II. Улица Лачплеша называлась Романовской, но не в честь августейшей семьи, а по фамилии крупного владельца огородов, которые располагались неподалеку.

Закономерность - это судьба

С чего вдруг идеологи «чистой» Латвии взяли, что русские здесь в гостях, объяснить можно - понять нельзя. Конечно, глупо было бы отрицать массовую восточную миграцию в годы советской власти: действительно, если сравнивать статистику 1930 и 1979 годов, то количество русских жителей республики увеличилось втрое - с 10,6 до 32,8 процента от общей численности населения. Но выставлять счет геополитике, истории - почти то же самое, что предъявлять претензии к неудачному расположению звезд. Однако именно этим занимаются латвийские политики вот уже более десятка лет, сознательно раскалывая молодую страну на своих и чужих в единственном стремлении - закрепиться у власти.

Люди, появившиеся на свет в любой другой стране, автоматически становятся ее гражданами. И только у нас еще нужно что-то доказывать. И только у нас одним росчерком пера четверть населения лишили гражданских прав. На одну историческую несправедливость ответили другой и принялись строить новую Латвию. Впрочем, быстро утомились. И опять захотели в Союз. Теперь в Европейский. Тщетно предостерегают ученые: через пару десятков лет здесь будут не сотни тысяч, а миллионы переселенцев, и вовсе не европейцев, а мусульман. Но нет пророков в своем отечестве.

Отчего же так хочется снова наступить на те же грабли и больно получить по лбу? Не потому ли, что жить чужой головой вошло в привычку? Но привычка - вторая натура. А закономерность - это судьба. Кого же будут на сей раз винить поборники латышскости, в один прекрасный день обнаружив свой народ в меньшинстве на собственной земле? Если доживем - увидим...

Источник: rodina.times.lv (http://www.rodina.times.lv/html/portret_russkih_latvii.htm)