http://russian.kiev.ua/archives/2007/0702/070209cp01.shtml Роль литературно-художественных журналов в сохранении и развитии русской культуры Украины (Валентина Ермолова) – Архив – Соотечественники – Русская община
  
     Дни русской книги Украины, проведённые в Севастополе ВОРК "Русь" при поддержке Росзарубежцентра при посольстве РФ, были посвящены двум журналам — "Радуга", готовящейся к 80-летию, и "Севастополь", встретившему свое 10-летие. Съехались поэты и прозаики Крыма, Киева, Харькова, Донецка и др. городов, чтобы обсудить свои проблемы. Предлагаем вашему вниманию выступление председателя «Русь», писательницы В.И. Ермоловой.

Роль литературно-художественных журналов в сохранении и развитии русской культуры Украины

Валентина Ермолова

Говорят, что литературно-художественные журналы как явление есть порождение литературной и общественной жизни России, а точнее, СССР. Якобы за рубежом предпочитают глянцевые иллюстрированные с подтекстовками издания, а журналы, подобные нашим, можно перечесть по пальцам, да и не занимают они такого видного и почётного места в культурной жизни. И даже русская эмиграция, критикующая наши столичные журналы, оказываясь за границей, в первую очередь начинает издавать литературный журнал. Яркий пример — парижский "Континенталь, в котором работали и Максимов, и В. Некрасов, и Бродский и многие другие прославленные.

В общем-то, понятно, почему литературные журналы всегда были у нас на острие общественного внимания. Заданная ещё А. Пушкиным и Н. Некрасовым литературная планка, требующая высокого мастерства, животрепещущих тем и идей; обсуждаемая обществом полемика на важные философские и политические темы, приближение к народной жизни, поддержка талантливых имен — всё это привлекало внимание читающей публики к журналам 19 века. А вспомните советские времена — это были времена самой читающей в мире страны. Читали все и везде, в поезде, метро, автобусе, пригородных электричках. В руках пассажиров встречались, разумеется и книги, но главным образом, были журналы" Новый мир", "Наш современник", "Звезда", "Нева" и др. Тогда существовала мода на чтение. И эту моду воспитывали, создавали именно журналы. Кто бывал в Германии, тот подтвердит — в Германии модно ходить на концерты классической музыки. На них, концерты, приходят семьями, с детьми и стариками, с бутербродами, с питьевой водой. На наш взгляд слишком пикничково, но не это суть важно, важно другое — не посетить концерт Берлинского хора или Филадельфийского камерного оркестра считается ну, просто неприлично. То, что любая мода создается искусственно — не новость, существенно другое — мода создаётся на хорошее, на истинное, и таким образом работает на окультуривание людей.

Вот и у нас была мода читать журналы. Как, вы не читали в "Юности" имярека такого-то?! Ну, что, вы! Прочтите непременно! И читали, обменивались мнениями, спорили.

Я, разумеется, понимаю, что такая мода — именно феномен своего времени, не баловавшего нас возможностью свободных высказываний, активной общественной инициативы, идущей вразрез с установками партии, отсутствием у нас чувства, что мы полноправные участники исторического процесса, творцы, а не только исполнители указаний сверху. Но вот история эволюционировала и отбросила на задворки сознания чтение как процесс осмысления действительности посредством художественной литературы, оставив лишь чтение как развлекательное времяпрепровождение, как  отвлекуху от трудностей жизни. Помню, как в первые годы перестройки прошла дискуссия о замене толстых журналов гламурными изделиями. И кто знает, возможно, мы и пошли бы по запасному пути. Но нет худа без добра. Сложнейшая политико-экономическая ситуация, обрушившиеся на общество сложные гуманитарные проблемы, смена приоритетов и идеологических установок, вызванных историческим изломом, — и как следствие, растерянность людей и острый интерес к происходящему, жизненно-важное стремление понять ситуацию и приспособиться к переменам, и вызвали ажиотажный спрос на журналы, именно те, в которых кипела полемика. Причем каждый читатель находил журнал на свой вкус, к примеру, "Новый мир" представлял либерально-демократическую идеологию, а почвенники, государственники находили близкое сердцу в "Нашем современнике".

В эти годы могли приобрести большую популярность и русские журналы в Украине, в частности, "Радуга". Но множество причин помешало тому. Наша действительность много сложнее российской. Она включает такие факторы как национал-радикализм и вытеснение русского языка и образования на русском из официальной жизни. Кроме того, шла борьба за владение "Радугой". Тогда я была выборным секретарем по русским писателям и не по слухам знаю обо всех интригах вокруг журнала. Его намеревались переформатировать в переводной журнал для украинских писателей.

Возможно, поэтому журнал упустил момент острой публицистичности.

И если литературно-художественные журналы, как показала жизнь, необходимы России, то нам, в Украине, они сверхнужны. Сегодня мы имеем два крупных журнала — "Севастополь" и "Радуга", и их должны беречь как зеницу ока.

1. Нынешняя литературная ситуация складывается так, что мы всё более погружаемся в региональную изоляцию. Правда, с недавнего времени появился узкий просвет в виде международной премии им. Ю. Долгорукова. Только что прошел очередной съезд писателей Украины, а до того — собрание киевской писательской организации, подчеркиваю, писателей Украины, а не украинских писателей. И там поразительно мало говорили о литературе, больше о политике, но даже и среди той малой толики о русских ни слова, кроме разве того, что походя были названы два имени, так называемых "своих русских. Таким образом, на официальном уровне русской литературы нет. А прошедшие весной 2006 года акции людей, именующие себя украинскими интеллигентами, на которых они пытались сжечь журналы с публикациями русских классиков – сжечь на костре и избавиться от "плебейской культуры". Сегодня костры не удались. А завтра?!

Но если русскую литературу официально замалчивают здесь, то, может быть, о ней хоть изредка вспоминают на нашей исторической родине? Что-то я о таком не слышала. А помните ли вы о неожиданном натиске со стороны российских журналов "Новый мир" и "Знамя". Правда, авторов статей, утверждавших, будто русской поэзии в Украине нет и не может быть, потому что наша литература островная и потому обречена мелеть и иссохнуть, этих авторов несколько оправдывает то, что они откликнулись на действительно слабый стихотворный сборник. Но ведь авторы подобных статей, делающих такие масштабные заявления, поленились полистать другие книги, значит они априори уверены в своей правоте. Вопрос о взаимоотношениях материковой литературы и литературы, оставшейся в эмиграции, настолько сложный, что он требует специальных исследований, издания антологий, критических разборок. И вот теперь представьте себе, что у нас нет таких журналов как "Радуга" и "Севастополь".

2. Можем ли мы судить о литературном процессе по работе книжных издательств. Боюсь, что нет. Отсутствие широкой информации о книжных новинках, отсутствие рецензентов и рецензий на выходящую продукцию, ничтожно малый тираж, дороговизна книги, уменьшение количества книжных магазинов — все эти факторы не способствуют массовому чтению. Книга из издательства уходит куда-то в пустоту, и у нас мало шансов встретиться с ней. И только журналы способны отслеживать, поддерживать и даже формировать литературный процесс.

Журналы со своим многообразием жанров дают нам представление о том, что происходит в литературе, о её тематическом и идейном движении, об её эстетических предпочтениях, об уровне мастерства современных литераторов .

3. Сегодняшнюю языковую и культурологическую ситуацию в Украине можно расценивать как негативную. Сокращение образовательной вертикали, вытеснение русского языка из школьного образования, изучение русского как иностранного приводит к потере грамотности. Выпускники русских школ в сочинениях пишут "смитана, кифир, сереневый и т.д.". Да что с них взять, если даже такое солидное издание как газета "Факты и комментарии" с поразительной регулярностью позволяет себе писать:"Поднимем тост за...", "приехал с Житомира", "пять килограмм помидор", и т. д. Эта безграмотность проникает и в современную русскоязычную литературу. Уже два десятка лет я работаю в республиканской приёмной комиссии, где вынуждена читать всю русскую литературу, поступающую от соискателей членства в СНУ. Со всей ответственностью заявляю, падение языкового и профессионального мастерства самое серьезное. Конечно, современники выиграли в занимательности сюжета, но приобрели тенденцию к китчевости, вульгарности, поверхностному изложению. Отсутствие института редактуры, снижение требовательности к себе, издание книг за свой счет сыграли дурную шутку с нашей литературой. Не место и не время цитировать, но, поверьте, иной раз оторопь берёт от таких перлов: "...под медленные чарующие звуки вальса они вальсировали, и её ноги заманчиво блестели в темноте". И это не какой-нибудь несчастный графоман, это известный депутат Рады, член СПУ. Нет ничего важнее задачи, нежели защита нормы литературного русского языка, чистоты его, противостояния неграмотности, и вот с этой второй важнейшей задачей и "Радуга" и "Севастополь" справляются, за что мы и должны им поклониться.

4. С распадом СССР в бывших советских республиках остались огромные накопления культуры, как в научно, так и техническом, так и художественном творчестве. Идеи, произведения искусства, великие исторические события — все это культурное наследие, его богатства составляют основу жизнедеятельности этноса, свидетельствуют о его творческом потенциале, поддерживают его национальный характер. Мы должны знать свою культуру, потому что нам есть чем гордиться. Десятки, сотни великих людей творили здесь, на украинской земле, внося вклад не только в русскую культуру, но и в мировой прогресс. Повествуя на своих страницах о славных подвигах русских людей, о значимых событиях русской истории, о русских военачальниках, журнал "Севастополь" делает благороднейшее дело просвещения современников.

Движение русских Украины в защиту своих этнокультурных интересов началось с создания культурологических организаций. Со временем появились политические структуры и объединения по профессиональному признаку (ассоциации русистов, учителей русского языка и литературы и т. д.).

Все они заняли свои ниши и активно работают. Но вот оранжевая революция зримо показала нашу беспомощность в противостоянии пропаганде, внедрявшей в массовое сознание негативный образ "москаля" и России. Поэтому после первой важнейшей задачи сохранения русского языка и образования на русском языке стоит второй важный вопрос — информационное обеспечение русского населения Украины. Нам нужны газеты общеполитическая и культурологическая. Мы должны, во что бы то ни стало сохранить русские литературно-художественные журналы, которым самой жизнью отведена роль поддержки и развития русской литературы. Чтобы сохранить язык, нужны не только семья, но и школа, но и литература — самая великая воспитательница языка и мышления и одна из важнейших составляющих культуры.

Сегодня журналы испытывают крайнюю нужду в финансировании. Но что же 8 млн. русских? Неужели 50 тысяч из них не способны подписаться на журналы, чтобы обеспечить их пристойное существование? В конце концов, чтобы защитить свои этнокультурные нужды необходимо глядеть за кого голосуешь, если нужно, ходить на митинги и всенепременно подписываться на свою прессу и свои журналы.

Дни русской книги Украины в Севастополе 10-12 ноября 2006 г.


"Русская община" [ www.russian.kiev.ua ]. Редакция 09.02.2007