http://russian.kiev.ua/archives/2007/0702/070224upt1.shtml Украина перешла "энергетический Рубикон" (Константин Шуров) – Архив – украинская - Политика – Русская община
  
     Официальный Киев рискует подорвать и без того хрупкое сооружение российско-украинских отношений.

Украина перешла "энергетический Рубикон"

Константин Шуров

Есть такая притча – грузинский мальчик спросил у своего дедушки, что такое «горе», и что такое «несчастье», на что мудрый старик с непередаваемым кавказским колоритом ответил: «Видишь, внучек, високо в нэбэ лэтыт самолот. В ном лэтыт Шеварнадзе. Так вот, эсли самолот упадет, это нэсчасте. А вот эсли наш ослик поламаэт ногу – это горэ! Понал внучэк?». У англичан это звучало несколько по-иному: «Если премьер-министр упадет в Темзу – это несчастье. А вот если народ бросится его спасать – это горе». Такие понятия у британцев были в XIX веке.

А что такое понятия «горя» и «несчастья» для украинской квазиэлиты? Горе – когда Путин предлагает совместное управление газотранспортной системой (ГТС) Украины в обмен на участие в разработке месторождений углеводородов? И чтобы это «горе» не пришло на землю Украины, против него голосуют 430 из 439 присутствовавших в зале народных избранников. А несчастье – когда не берут в НАТО и ЕС, против чего выступает почти 2/3 населения Украины?

Государственные мужи в Киеве утверждают, что, оказывается, «Россия предлагала Украине обмен газовыми активами». Якобы, это следовало из проекта меморандума, который привез в Киев и передал украинской стороне помощник президента РФ Сергей Приходько. Как сообщил секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) Виталий Гайдук, проектом было предусмотрено передать украинскую газотранспортную систему (ГТС) в совместное с Российской Федерацией управление в обмен на предоставление Украине права добычи газа на территории РФ. «У президента (Украины) была встреча с помощником президента РФ, который привез проект этого меморандума», - отметил В. Гайдук. По его словам, за этим последовало заявление Владимира Путина о «революционном предложении».

«От президента (Украины) не исходили такие предложения, поэтому он счел нужным встретиться с премьером (Януковичем), чтобы выяснить (?!), были ли предложения от имени Кабинета министров», - сообщил В. Гайдук. «Премьер подтвердил, что правительство не отрабатывало таких предложений, и никаких формальных процессов, ни формально, ни неформально, правительство не проводило», - добавил секретарь СНБОУ. Он также подчеркнул, что позиция президента заключается в том, что «проект меморандума о сотрудничестве в газовой сфере в изложенном виде нецелесообразен и подписан быть не может».

По поводу откровений секретаря СНБОУ можно сказать следующее. Во-первых, помощник президента РФ конфиденциально привозит проект для обсуждения президенту Украины, у которого на сегодняшний день третья позиция по влиянию в государстве и фракция, третья по численности в парламенте Украины. Иными словами, проект документа подается должностному лицу, которое не может, даже если бы хотело принять по этому вопросу решение и тем более претворить его в жизнь. Для этого нет ресурса в парламенте, не хватит голосов даже для включения в повестку дня этого вопроса. А об отсутствии воли и говорить нечего. Во-вторых, эта информация неизвестна премьеру Януковичу, за спиной у которого крупнейшая фракция в парламенте. Премьеру, который в нарушение протокола, во время визита президента России на Украину в декабре 2006 г. имел с ним беседу тет-а-тет в президентском автомобиле по дороге из Киева в аэропорт. Характер беседы и темы неизвестны до сих пор. В-третьих, могли ли позволить в Кремле допустить игру с закрытыми картами с основным газотранспортным партнером России, каковым на сегодняшний день пока является Киев, при той позиции, которую сегодня Москва имеет в мировой энергетической сфере? И, наконец, что также важно, наиболее резко против проекта выступила Юлия Тимошенко, переведя решение проблемы сразу в практическую плоскость. 6-го февраля парламент Украины с небывалым единодушием в 95,5 % депутатов положил конец посягательствам Москвы на украинскую ГТС.

Трудно предположить, что Юлия Владимировна не знала об этом меморандуме. У нее достаточно сторонников в ближайшем окружении Ющенко, тайных и явных. И вряд ли после дела Гонгадзе «коридоры власти» Украины перестали быть информационным проходным двором. Да и предположить, что при столь высоких ставках Россия решила полностью сбросить со счетов интересы Тимошенко, также маловероятно. Наоборот, речь могла идти о пропорциональной доле каждого участника в зависимости от его политического веса. Все участники политпроцесса знали об этом. Этим, и только этим может быть объяснено обращение к Ющенко, как номинально первому лицу в государстве, а не к Януковичу, реально первому лицу после принятия закона о Кабинете министров. А «спустили собак» на это предложение только лишь по чьему-то указанию, кому создание газового концорсиума, - нож острый. И единодушное голосование депутатов против передачи ГТС Украины - это не патриотизм. Партии регионов, да и коммунистам не привыкать к обвинениям в пророссийских устремлениях в свой адрес. Видимо Депутаты Верховной Рады Украины предпочли «зеленую заокеанскую синицу» в руке, но сегодня, «разноцветному» соседскому журавлю, но в будущем. Так что, патриотизмом такой процент голосовавших против соглашений, объяснить невозможно. Скорее всего, это было предложение, от которого нельзя или не в силах было отказаться. Такими «стройными и плотными рядами» украинские народные депутаты не защищали даже свои льготы.

Не менее интересное выступление прозвучало в эфире «5 канала» 15-го февраля, где министр топлива и энергетики Украины Юрий Бойко заявил: «Наша страна - ключевой игрок на энергетическом рынке. Это понимает ЕС». Он также отметил, что европейские банки предоставили Украине 500 млн евро на развитие газотранспортной системы (ГТС) Украины. В 2006 году такую же сумму внесла компания «Росукрэнерго». Также министр подчеркнул, что бесперебойное поступление газа в Европу через Украину стало сигналом того, что наше государство может стать надежным партнером в энергетической сфере. Ах, как быстро все забыли несанкционированный отбор газа Украиной из ГТС, достигавший за время прошлогодних аномальных холодов по 80 млн кубометров в сутки. В общем, чего не скажешь ради атлантической солидарности.

Означает ли это, что голосование по украинской ГТС 6-го февраля в Верховной Раде и иные шаги, предпринятые руководством Украины, были тем «энергетическим Рубиконом», перейдя который Украина сделала ставку на ЕС, покажет время. Но, сделав это, Украина рискует подорвать и без того хрупкое сооружение российско-украинских отношений. Вот и в России почему-то заговорили о дефиците газа. Как утверждает Анатолий Чубайс, в этом году он не так заметен – «всего» 4 млрд кубометров, но в следующем, нехватка увеличится вдвое и достигнет 8 млрд «кубов». И высшее руководство в Москве о дефиците знает, уверен Чубайс, ссылаясь на доклад, сделанный независимыми экспертами для Президента РФ Владимира Путина.

Если Европа пока только опасается переформатирования газового рынка, то Украине при такой её позиции впору готовится к повышению цены на газ по $260 за тысячу «кубов». Но неисправимый оптимист министр топлива и энергетики Украины Юрий Бойко заявил, «что если Украине удастся сохранить цену на газ на уровне $130 за тысячу кубометров в течение трех лет, это будет победой». Для реализации этой идеи Украина в ближайшие дни попытается заключить контракт на прямые поставки газа из Туркменистана, направив представительную делегацию в Ашхабад. Но эксперты, в том числе директор энергетических программ Центра экономических и политических исследований им. А. Разумкова Владимир Сапрыкин, считают, что Украине «на 99% не на что рассчитывать».

Но это, как говорится, холодный расчет, а вся новейшая история Украины с момента обретения ею нежданной независимости в 1991 г. являет собой сплошную многовекторность. И рассматривать её можно только так. Многовекторность времен Кучмы очень емко выражалась частушкой, которую часто проговаривали многие, которую довелось мне услышать из уст бывшего министра Украины Кузьмука, вошедшего в историю сбитым над Черным морем российским ТУ-154 и не понесшего за это наказания: «И Москва нам мать родная, И Брюссель отец родной, На хрена родня такая, Лучше буду сиротой».

Но если серьезно, то в начале 90-х России, Европе и США удалось решить одну важнейшую геостратегическую задачу – вывести с территории Украины ядерное оружие. Тогда Украина перестала быть ядерной угрозой. Но не удалось решить другую, как оказалось, не менее важную в стратегическом плане задачу: осуществить совместное управление (Украина – ЕС – Россия) системой ГТС, находящейся на территории Украины. Пользуясь этим, сегодня киевская верхушка пытается диктовать свои условия на энергетическом рынке, поставив перед его ключевыми участниками «украинский вопрос». И если этот вопрос вынесен на повестку дня, то он, несомненно, будет решен. Энергетика - не та сфера, где участники могут себе позволить жить в сказочной стране, а решения принимать на основе мифов.

Наша справка: газотранспортная система (ГТС) Украины была создана в советское время и, досталась Украине в наследство от СССР, имеет протяженность 37,5 тыс. км. Она включает в себя 71 компрессорную станцию и 13 подземных хранилищ газа общим объемом хранения более 32 млрд кубометров, систему контроля и учета. Пропускная способность системы в направлении Европы — 141 млрд кубометров газа в год.

Источник: "Сегодня.ру" [ http://segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=41&newsid=3610 ] 22/02/2007

"Русская община" [ www.russian.kiev.ua ]. Редакция 24.02.2007