Дорогие друзья и коллеги, уважаемые посетители!
Вы посетили портал Русской Общины. Его появление вызвано острой необходимостью прекратить монополию определенных групп на информацию по главным вопросам жизни от имени русских и русскоязычных граждан Украины. ...
Закон и Право - Личность
03 ноября 2010 Сергей Сибиряков,
руководитель направления политического анализа аналитической группы Русской Общины Украины
Как стать успешным, богатым, уверенным, счастливым: эффективен ли метод «помоги себе сам»?

В последнее время приобретают особую популярность книги, содержащие советы как стать успешным, богатым, уверенным, счастливым. Их девиз «помоги себе сам» подкупает тем, что они указывают путь самостоятельного разрешения своих проблемм, не прибегая к помощи оплачиваемых специалистов (психологов, консультантов, священников). Авторы подобного рода книг обещают научить читателей справляться с горем, управлять депрессией, бросить пить, курить, заработать много денег, быть успешным в карьерном росте и т.д.

Чтобы самоучители по самосовершенствованию хорошо покупались, их делают, как правило, недорогими по стоимости и простыми по смыслу – не пытайся разобраться в проблеме, думай только о себе и своих чувствах (а ведь это именно то, что большинство людей хочет услышать). 

Сегодня производство советов стало одной из самих развивающихся индустрий в мире. Только в США книги, видеофильмы, семинары, тренинги, посвященные самопомощи и самосовершенствованию ежегодно приносят около 10 миллиардов долларов дохода бизнесменам от психологии.

Сознание человека формируется с учетом его информационной среды, предпочтений, опыта, результатов собственного анализа.

Об особенностях людского мировоззрения опросили наших экспертов.

1. Дает ли нам наше сознание какие-либо преимущества, или наоборот, тормозит оптимальное использование наших физических и моральных ресурсов?

Анатолий Вассерман – журналист и политконсультант (Одесса-Москва):

О том, как стать успешным, богатым, уверенным, счастливым. Кто умеет – делает, кто не умеет – учит, кто не умеет учить – учит учителей.

Лучший способ заработать – рассказать другим, как им зарабатывать.

Мы формируем наше сознание с учетом информационной среды, причём информационная среда сильнейшим образом влияет на всё остальное.

Хорошо воспитанное сознание даёт преимущества. Нетренированное – тормозит.

Павел Крупкин – научный руководитель Центра изучения Современности, кандидат физико-математических наук (Париж, Франция): Многоплановый вопрос. Для простых видов работ (типа бери больше кидай дальше) высокого уровня сознания, конечно же, не нужно и видно, что оно вымывается из погруженных в данные виды работ социальных страт их социальными практиками.

 Но высококвалифицированный, и особенно умственный труд, без достижения определенного уровня организации сознания невозможен, что также подтверждается нашим опытом. Соответственно правильный ответ на поставленный вопрос: «В зависимости от...»:

Александр Пелин – философ и социолог, кандидат философских наук (Ужгород, Украина): Сознание может тормозить или давать нам преимущества, если оно субъективная, неотрывная от человека реальность. Эту точку зрения с 60-х годов прошлого века отстаивал Д.И.Дубровский в спорах с Э.В.Ильенковым. Если же идеи существуют вне и независимо от нашей «черепной коробки», как считал Ильенков, то все что тормозит нас – наше «родное» и неповторимое сознание.

Лариса Бельцер-Лисюткина – историк, социолог, культуролог, кандидат философских наук, преподаватель Свободного университета (Берлин, ФРГ): Моральные ресурсы часть сознания, их нельзя противопоставлять друг другу. Впрочем, то же самое, как мне кажется, относится и к физическим ресурсам. Сознание и физическое тело разделены только внешне. А на уровне личности человек функционирует как единство сознания и физической оболочки.

Алексей Байков – историк, журналист, кандидат исторических наук, главный редактор информационно-аналитического издания «Актуальная история» (Москва, Россия): Давайте для начала разберемся с тем, что такое сознание и как эта штука работает. Определений существует множество, в них можно разбираться до конца жизни, потому  предлагаю максимально упрощенный и кибернетизированный вариант. Сознание это  система отношений человеческого «Я» с окружающим миром. Сознание  это социальная «прошивка»  мозга, в которой записаны, в том числе запреты и разрешения на команды определенного типа то, что принято называть «инстинктами», «рефлексами» и «моралью». Эта «прошивка» постоянно обновляется и формируется самой личностью по мере усвоения определенного опыта. При этом система запретов и разрешений может блокировать саму себя. Простейший пример   после первого же удара током, сознание начинает ставить запрет на действие «сунуть пальцы в розетку», но находятся люди у которых электрический удар наряду с болью вызывает раздражение центров удовольствия. Тогда «блоки» в нужный момент подают сигнал «мне будет больно» и благополучно отключаются, а руки тянутся к контактам.

Если мы говорим про классические случаи типа «убегая от собаки, перепрыгнул трехметровый забор» или «за ночь перед экзаменом усвоил семестровый курс лекций», то  ограничитель там стоит и правильно делает. При полном использовании ресурсов организм  будет быстрее изнашиваться, как и любая другая машина.

Владимир Коробов – директор Центра исследований южно-украинского пограничья, кандидат социологических наук (Херсон, Украина): Роль сознания парадоксальна и противоречива – ответ – и то и другое, наше сознание дает нам огромные преимущества, оно же и губит нас, тормозит наше развитие. Наше сознание дает нам шанс сделать гениальные открытия, осуществить прорыв в сущность реальности, постичь глубины видимого мира и узнать кое-что о мире невидимом. Используя принцип экономии мышления, сознание создает диспозицию стереотипов – упрощенных образов-представлений, которые весьма ригидны и способны тормозить наше развитие, мешать нашему прогрессу. Инсайт и стереотип возможно, иллюстрации к противоречивости нашего сознания.

Юрий Юрьев – политконструктор (Одесса, Украина): Всё зависит от цели и общности. Подобно слову «со-весть», слово «со-знание» уместно при постановке целей и достижении их сообща. Без взаимодействия сознание похоже на сон, оно есть, но спит.

Александр Хохулин – журналист, хозяин и модератор сайта «Манкурты» (Львов, Украина). Не уверен, но побаиваюсь, что наше коллективное сознание только тормозит. С личным все в порядке дает неоспоримые преимущества.

Даниэль Штайсслингер – журналист и переводчик (Лод, Израиль): В зависимости от ситуации. Если брать индивидуальную ментальность любого человека, то она многогранна. И в ряде ситуаций это помогает, а в ряде – мешает. Скажем, авторитарный стиль управления хорош для командира войсковой части, особенно, во время войны, но если тов. полковник переносит его на семью в мирное время – то не завидую его потомству.

Игорь Богатырев – журналист, редактор службы новостей сетевого журнала «Полярная звезда» (Тверь, Россия): Сознание это вообще категория не материальная. Так что оптимальное использование физических ресурсов оно скорее сдерживает. Моральных скорее стимулирует, хотя в данном случае немалая роль отводится и таким понятиям, как к примеру «душа». Имеется оно в наличии, или нет.

Юрий Бликов – сценарист, кинорежиссер, психолог (Одесса, Украина): Подобный вопрос требует оценки, а любая оценка дается по какой-то оценочной шкале. В данном случае, вопрос не проясняет по какой шкале проводить оценку, какие параметры оценивать, а какие, в свою очередь, являются оценочными критериями. Поясню, что я имею в виду. Следствием развития сознания является обучение речи. Навык осмысленной речи нарушает первоначальные, природные навыки дыхания, трансформируя их под речь. Здесь налицо реализация принципа: «Универсальность – всегда в ущерб функциональности». Изменение структуры дыхания уменьшает физическую силу человека, однако запускает вторую сигнальную систему, открывает коммуникативные возможности, способность к высокой социализации. Но, именно наличие сознания позволяет человеку так организовать свою деятельность, чтобы целенаправленно добиться значительного увеличения физической силы. Методология физических тренировок давно стала наукой, т.е. продуктом человеческого сознания.

Данный пример – это иллюстрация невозможности ответа на вопрос в таком контексте, поскольку очевидно содержит в себе два взаимоисключающих ответа.

Михаэль Дорфман – писатель, публицист, издатель и общественный деятель (США): Наше сознание дает нам множество преимуществ. В том числе, чтобы не ловиться на всяческие новомодные и тем более старые трюки. Индустрия самопомощи и вслед за ней «богословие богатства» и «позитивное мышление» и есть набор таких трюков. Вреда от них куда больше, чем пользы.

Виктор Глеба – архитектор, член президентского совета Национального союза архитекторов (Киев, Украина): Действительно, быть «коучем» очень прибыльно. Знание это и сила, и успех, и богатство (в информационном обществе). Ведь информация дает возможности... это главный ресурс «западной» цивилизации. Но как смешно бывает смотреть на молодых и в возрасте людей, грызущих науку сетевого маркетинга и системного менеджмента в стране, где главный ресурс и богатство нет, не информация, и, даже не деньги – а ВЛАСТЬ...

Именно «...возможность принимать решения, обязательные для выполнения» всеми участниками (стейкхолдерами) народного хозяйства и есть та мечта (о которой пишут в умных книгах под разными названиями).

Наше сознание тормозит наши животные инстинкты и дает нам преимущества над окружающим миром природы и вещей.

Сознание это ум, честь и совесть, а подсознание это знание и возможности.

Давид Эйдельман – политолог и политтехнолог (Иерусалим, Израиль): Не очень корректный вопрос. Поскольку здесь жалоба медведю на медведя. Мы можем хвалить или критиковать наше сознание только благодаря нашему сознанию. Наше сознание дает нам все, что нам нужно. Вопрос только в том, как мы это всё используем?

Конечно, объективная реальность существует вне зависимости от нашего сознания. Однако каждый все равно конструирует ее через призму своего восприятия. И никак иначе воспринимать ее не может.

Поэтому не только весь материальный мир воспринимается нами через призму нашего сознания, но и мы сами никак иначе сами себя воспринимать не можем.

Esse est percipi – Быть - значит быть в восприятие.

Вадим Булатов координатор Ассоциации православных экспертов (Нижний Тагил, Россия): Наше сознание дает нам преимущество в мире, который построен на манипуляции и принуждении. Уметь различать, когда тобой манипулируют, это функция сознания и заменить ее инстинктами не получится.

2.  Как Вы формируете Ваше сознание?

Анатолий Вассерман: Оно формируется по ходу текущей деятельности. Когда же чувствую надобность в серьёзных поправках, коими не могу обзавестись самостоятельно -- обращаюсь к психологу и тренеру Ирине Борисовне Морозовской, с которой уже более двух десятилетий играю в одной команде спортивного "Что? Где? Когда?" В частности, она ещё в начале 1990-х изрядно добавила мне уверенности в себе и самообладания.

Павел Крупкин: Постоянными тренировками и самодисциплиной. Позволяя ему иногда расслабляться, конечно же.

Александр Пелин: Мое сознание формирует мой психотип и мой жизненный опыт. Я пытаюсь расширять свой жизненный опыт при помощи дополнительной информации.

Лариса Бельцер-Лисюткина: Всеми формами участия в жизненном процессе. Т.е. переживаниями, опытом труда, общения, чтением, восприятием и осмыслением культуры и искусства.

Алексей Байков: Как и все прочие представители моего биологического вида усваивая опыт первого и второго порядка. Опыт первого порядка это непосредственно полученные сведения об окружающем мире, второго порядка сведения, полученные из созданных другими источников информации.

Владимир Коробов: Важно сохранить самостоятельность мышления, свежесть мировосприятия, моральный принцип и время от времени поднимать голову кверху – к звездному небу! Для критически мыслящей личности нет ничего святого, нет ничего раз и навсегда данного. Избирательность и избранничество, внимательная сосредоточенность и смиренномудрие. А если вдуматься, то не мы формируем наше сознание, есть тайна его возникновения и есть культурный контекст. Это не личное – это божественное и социальное, земное.

Юрий Юрьев: Капитал – это накопленный труд. Сознание – это накопленные и работающие знания. Можно набрать цитат «в кредит», но раньше или позже придётся отвечать перед реальностью или... задавать реальности свои вопросы.

Александр Хохулин: Никак. На седьмом десятке  надо заботиться не о формировании, а о том, чтобы оно не закостенело.

Даниэль Штайсслингер: Специально для этого ничего не делаю. В основном, с учётом того, что мне уже под 50, оно сформировано в своих основных чертах.

Игорь Богатырев: Я его не формирую. Я просто получаю информацию, – фильтруя её на нужную и ненужную, на достоверную и не очень...

Юрий Бликов: Смею надеяться, что мое сознание уже сформировано, и достаточно давно. Далее происходит только расширение базы знаний, за счет накопления и систематизации информации.

Михаэль Дорфман: Я не уверен, что я его всегда формирую. Папа с мамой привили мне понятие здравого смысла, а это прежде всего подвергать все сомнению. Даже вещи и идеи, в которые я верю, я повергаю сомнению. Вот, апостол Фома, прозванный Неверующим. Он как раз был очень верующий, но хотел сам убедиться в истинности своих аксиом.

Виктор Глеба: Жизнь формирует сознание (опыт – сын ошибок трудных). Осознание происходящего, оценка событий по шкале ценностных ориентиров, выработка поведенческих моделей и т.д.

Давид Эйдельман: Есть хорошая индийская байка о тысяченожке. Это рассказ о том, как легко стать полным кретином, задумавшись на тему: «почему я такой умный?».

Была тысяченожка, и имела она ровно тысячу ног. Или меньше. Или больше. Ног было много, бегала она быстро, а остальное – ей было не важно. И была черепаха, которая двигалась медленно. Она очень завидовала.

Однажды черепаха сказала тысяченожке:

   Как ты мудра! И как это ты догадываешься, и как это у тебя хватает сообразительности знать, какое положение должна иметь твоя 987-я нога, когда ты заносишь вперед двадцать пятую?

Тысяченожка сперва обрадовалась и возгордилась, но потом, в самом деле, стала думать о том, где находится каждая ее нога…

И уже не могла пошевелить ни одной.

Вадим Булатов: Этот процесс завершается годам к 30. После этого или «есть» или «никогда не будет». Естественно, никакие книжки или «трансперсональные» практики уже не помогут. Можно только разрушить то, что есть.

3. Кроме переработки огромного количества различной информации уделяете ли Вы время для развития духовных качеств – любовь к жизни, к окружающим, желание познавать себя и через себя – мир?

 Анатолий Вассерман:  Желания познавать и любви к жизни у меня и так хоть отбавляй – столько, что для любви к окружающим остаётся слишком мало времени.

Павел Крупкин: Да. Гармонизация всех социальных, психологических и биологических компонентов моего МойМира обязательный пункт моей «повестки дня».

Александр Пелин: Духовное начало – все формируется в условиях отсутствия внешней информации. Это то, что стоит над философией и наукой. Поэтому «духовные качества» формируются в информационном вакууме: в пустыне, в одиночестве самозаточения. К формированию духовных качеств как к технологии надо относиться с большой осторожностью. Не всем психотипам дано быть «старцами».

Лариса Бельцер-Лисюткина: Я не знаю таких специальных практик, посредством которых можно развивать любовь к жизни и окружающим. По-моему, эта способность возникает как продукт совокупного жизненного опыта. Для его приобретения не надо выделять особое время, он накапливается всегда, чем бы ты ни занимался.

Алексей Байков: А это  неразделимые процессы. Усваивая информацию, я развиваю «духовные качества», хотя может и не всегда так, как этого бы хотелось записным гуманистам.

Владимир Коробов: Да, безусловно. Для человека крайне необходимо внимание к своей душе, к своему ценностному миру. Вновь и вновь меня увлекают такие вещи как моя семья, ее история, моя Родина и ее история, моя душа и ее история, история моих собственных исканий, приобретений и потерь. Я много думаю о страхе, смиренномудрии и смерти. И конечно, не оставляет равнодушным такая форма избранничества, как «право безмерно любить». У каждого человека есть биография официальная и биография его духовных исканий.  Когда видишь бессмысленность попыток изменить мир (например, участие в голосовании), больше хочется заниматься самопознанием и самоусовершенствованием. Замкнуться на себе, не участвовать.

Юрий Юрьев: Да. Иной раз способность прислушаться к себе важнее «так называемых фактов», являющихся сторонней манипуляцией.

Интуиция, а в народе: «чуйка» порой спасительна.

Александр Хохулин: В далекие 60-е услышал песню М.Бернеса «Я люблю тебя, жизнь». С тех пор люблю жизнь, окружающих, любим ею и окружающими, не утратил желание познавать мир. Себя познавать уже не хочу боюсь узнать правду.

Даниэль Штайсслингер: В той мере, в которой это предусматривает жизнь христианина.

Игорь Богатырев: А разве можно «развивать любовь»? Впервые слышу. Желание познавать оно тоже, к сожалению, либо заложено ещё в детстве, либо нет. В зрелом возрасте изменить здесь вряд ли что-то возможно.

Юрий Бликов: Нет, я не уделяю времени для развития духовных качеств. Духовные качества человека закладываются на стадии формирования личности. Дальнейшее их развитие, духовная жизнь человека – это следствие того, что в него уже заложено, что сформировалось, в период становления. Если сформированной личности необходимо предпринимать сознательные действия, для развития духовных качеств, мы, с полным основанием, можем говорить о проблемной личности, которой необходима квалифицированная психотерапевтическая помощь.

Михаэль Дорфман: Я и так люблю жизнь, люблю ближних. Интересуюсь миром. Проблема не в том, чтобы эти качества развивать, а в том, чтобы их не потерять, не дать их подменить различного рода модным коммерческим тоталитаризмом.

Виктор Глеба: Мы путаем духовное с душевным. Любовь к жизни к окружающим, желание познавать себя и через себя весь мир это «психея» эмоциональное проявление (душевное) мировозрения.

Давид Эйдельман: Я стараюсь жить так, чтобы мне было интересно.  Хорошо сказал Василий Розанов: «Миллион лет прошло, пока моя душа выпущена была погулять на белый свет, и вдруг бы я ей сказал: ты, душенька, не забывайся и гуляй «по морали». Нет, я ей скажу: гуляй, душенька, гуляй, славненькая, гуляй, добренькая, гуляй, как сама знаешь. А к вечеру пойдешь к Богу. Ибо жизнь моя есть день мой, и он именно мой день, а не Сократа, или Спинозы».

Вадим Булатов: Хотелось бы больше.

4. Какая литература для формирования духовного мировоззрения Вам близка?

Анатолий Вассерман: Советская классика: художественная (Гайдар, Маяковский, Островский) и политическая (Маркс и Энгельс).

Павел Крупкин: Не могу ответить на этот вопрос. Мои практики возникли из моего опыта без особого вмешательства сторонних систем.

Александр Пелин: Ответ на предыдущей вопрос исключает вопрос о специальной литературе. По специальной литературе можно изучать философию и науку. Духовное формируется в информационном  вакууме, в экстремальной ситуации, где отсутствует готовое решение, где надо преодолевать неопределенность.

Лариса Бельцер-Лисюткина: Любая. Продуктивнее всего читать то, что ты отвергаешь. Энергетика отмежевания себя от чего-то гораздо сильнее, чем энергетика идентификации. Идентификация с текстом может переживаеться и в весьма пассивном модусе.

Алексей Байков: Художественная и историческая.

Владимир Коробов: Качественная литература. Качественное чтение. Приходится иногда знакомиться с низкопробными текстами, и всегда жалеешь, что это неизбежно. Важно быть избирательным в чтении, выбирать, что читать. Московский друг со смехом взял книгу в автомобиле:

     А кто это читает, «Как стать миллионером»?

Это было чтение водителя. Он ходил по ночам на тренинги автора – американского проходимца Флетчера, который строил из жаждущих разбогатеть финансовые пирамиды. Вскоре американский «просветитель» был арестован и заключен в тюрьму. В Украину он въехал, благодаря изменению написания фамилии в паспорте. Пока он обманывал простых украинцев – ему все сходило с рук, посягнул на Авиапром – и сразу же был разоблачен. Водитель же стал жертвой тренингов и чтения бестселлера, он сильно пострадал от кредитомании (острого желания немедленно разбогатеть) и поставил семью на грань выживания.

Юрий Юрьев: Как «литературные памятники», так и современная литература. Например, «Евангелие от Афрания"» Еськова, кажется, не менее убедительной редакцией, чем иные, хотя по форме    детектив.

Александр Хохулин: С двумя распространенными в мире предрассудками чисткой по утрам зубов и чтением художественной литературы  давно расстался. Когда-то давно бывало.

Даниэль Штайсслингер: Библия – Ветхий и Новый Заветы. Для формирования духовного мировоззрения там есть всё, что надо. Всё остальное, связанное с духовностью – нередко от лукавого.

Игорь Богатырев: Различная литература. Не «для формирования», а вообще литература, как вид искусства. Она работает именно на это. А если кто-то ждёт ответа «религиозная» или «православная», то он его не получит. Считал и считаю организованную «посредническую» религию (любую) как раз тормозом прогресса, также любого, в том числе и в плане духовного развития. Ибо отучает от любой самостоятельности, в том числе и самостоятельности сознания, самостоятельности духа.

Юрий Бликов: Никакая. Вопрос не может стоять подобным образом. Любая, подчеркиваю, любая литература является средством формирования мировоззрения человека. Однако, шкала духовных ценностей, закладываемая в личность в раннем возрасте, зачастую является критерием избирательности в литературе, и не только в литературе. Если ребенок не приучен к потреблению определенного культурного продукта с детства, то вероятность того, что в зрелом возрасте он самостоятельно станет потребителем такого продукта – довольно низка. Можно сказать, что мы здесь имеем циклический механизм с обратной связью: интеллектуальный продукт формирует мировоззрение, в свою очередь, мировоззрение создает потребность в интеллектуальном продукте. И здесь становится очевидна важность окружения, среды – семья, школа, круг общения – для формирования первичного запроса на интеллектуальный продукт, на этапе формирования личности.

Михаэль Дорфман: Хасидские истории, Бл. Августин, мастер Эркхард, тексты суффиев, дзен, еврейские анекдоты. Каждый раз находятся художественные и познавательные книги, добавляющие что-то. Помогают и иностранные языки, поскольку каждый язык – это набор уникальных ответов на вопросы, которые ставит жизнь.

Виктор Глеба: Мировозрение не бывает «духовным» или «физическим». Зрение мировых событий и оценочные суждения происходят через знание или через чувствование. Православие изобилует повествованиями святых отцов и современных старцев о чудесных явлениях в области познания мира.

Давид Эйдельман: Стихи. Хорошие стихи, разумеется.

Вадим Булатов: Духовность очень сложно передать через литературу. Единственный автор, которому это удалось это митрополит Антоний Сурожский. И то потому, что все его труды это расшифрованные беседы. Он к ним не прикасался как автор. Попробуйте из самых лучших побуждений сократить любой текст митрополита Антония. У Вас это не получится. Стоит убрать хоть одно предложение и связность уже нарушена. Так что ответ может быть только один Митрополит Антоний Сурожский.

5. Как вы относитесь к бестселлерам по психологическому самообслуживанию?

Анатолий Вассерман: Любое самообслуживание от пришивания пуговиц до штопания мозга требует предварительного обучения под руководством специалиста.

Павел Крупкин: Как к спаму. Понимая, что возможно для кого-то все это содержит важную информацию, стремлюсь минимизировать подобное для своей жизни.

Александр Пелин: Как к способу заработка их авторов.

Лариса Бельцер-Лисюткина: Никак. Я их не читаю. Нет такой потребности. Причина, по которой подобного рода литература стала популярной это растерянность человека перед бесконечным объёмом знаний. Ещё в первой половине ХХ-го века количество накопленного научного знания поддавалось условному учёту, классификации и каталогизации. Оно было обозримым. В 19-ом веке вообще существовал общепризнанный канон научного знания. И только во второй половине ХХ-го века объём научного знания вышел из-под контроля. Сегодня никто толком не знает, что мы знаем, а чего нет. Поэтому люди прибегают к ограничителям в виде чужого авторитета. Авторы бестселлеров, о которых идёт речь в вопросе, всего лишь снимают у читателя дискомфорт от столкновения с бесконечностью. Они берут на себя выбор, который на самом деле должен сделать сам человек.

Алексей Байков: Как к книгам и видеокурсам  «изучи каратэ за 20 занятий без тренера».

Владимир Коробов: Не читаю такую литературу, но не исключаю, что самая пустячная книга может стать каким-то толчком для саморазвития личности. Сама личность привносит свое содержание, свою душу в распредмечиваемые тексты. Какого-то снобизма нет, в жизни человека все перемешано, все есть – и возвышенное и земное, и горные выси духа и мир примитивных движений. Так что я серьезно, с пониманием и без насмешек отношусь к читателям бестселлеров. Себя считаю квалифицированным читателем, я книголюб с детства. Виноваты ли книги в многочисленных ошибках, бедах и пороках людей? Спорный вопрос.

Юрий Юрьев: Как правило «читаю по диагонали», чтобы быть в курсе новинок, но не считаю таковые ни догмой, ни руководством к действию.

Александр Хохулин: Прожив довольно много лет рядом с профессиональным медицинским психологом иронически.

Даниэль Штайсслингер: Содержащиеся в них советы страдают расплывчатостью. На практике они неприменимы.

Игорь Богатырев: Как и с любой другой литературой, примерно 1% из них, ныне существующих, реально полезен, и построен на действительно серьёзных исследованиях. 99% – шарлатанство. Самая большая проблема в том, что отделить одно от другого может только человек, уже в этой области просвещённый, и потому вряд ли в таких «бестселлерах» нуждающийся...

Юрий Бликов: Крайне отрицательно отношусь. С моей точки зрения, «психологическое самообслуживание» – книги, тренинги, семинары – на психологическом уровне – это то же самое, что самолечение онкологических заболеваний, на физическом уровне. Подобная самодеятельность смертельна для физического тела, ведет к упущению драгоценного времени. Но точно так же, подобное «самолечение», на психологическом уровне, разрушительно для личности, ведет к деградации, к утрате возможностей квалифицированной помощи и реального развития.

Михаэль Дорфман: Есть некоторые некоммерческие книги, которые очевидно помогают. Скажем Книга Анонимных Алкоголиков и деятельность аналогичных групп помогают людям, страдающим от алкоголизма, излишнего веса, пристрастия к азартным играм, сексу, насилию и целому ряду других обсцессий.

Однако все, что связано с коммерцией – то сугубо отрицательно. Они воспитывают т.н. «позитивное мышление», т.е. глупую уверенность, что все хорошо. А если что-то не хорошо, не идет, как в книжках, не получается, то обвиняешь не обстоятельства, не господствующие в коллективе и обществе порядки, а самого себя. Культивация вины, которой усиленно занимаются бестселлеры по психологическому самообслуживанию, воспитывает виноватого во всем конформиста, образцового гражданина общества потребления.

Кстати, здесь названы доходы индустрии самопомощи в Америке. Это очень американский феномен, который не просто перенести на другую почву. Скажем, в Англии к такого рода литературе относятся с недоверием, тем более во Франции и Германии. Зато в Черной Африке такого рода литература идет на ура и стала частью «богословия богатства», которой привлекают неофитов быстро растущие там церкви пятидесятников.

Виктор Глеба: ...множество знаний порождает великую печаль. Самообслуживание происходит от  нежелания или невозможности получить обслуживание. Книга – лучший подарок, но не лучший друг. Моя первая книга по психологии мне помогла успокоиться, но помешала усомниться...

Давид Эйдельман: Я думаю, что настоящие важные взрослые вещи – они отличаются тем, что им нельзя научить. Им можно научиться. Но это как обучение плаванию или езде на велосипеде. Просто объяснить, как это делается – нельзя. Человек слушает объяснения, читает необходимую литературу, но простое запоминание правил – никак не помогает. Ни в велосипедном седле, ни на воде удержаться не может. А потом, вдруг, схватил…

Вот такое же, по таким же принципам функционирующее, только еще более сложно усвояемое, так называемое «обучение для взрослых». Обучить по настоящему взрослым вещам нельзя, но можно помочь научиться, создать вспомогательную атмосферу.

Вадим Булатов: У меня жена – тренер-психолог так что я буквально живу в окружении этих книг. Читать их довольно весело, но в конечном итоге все содержание сводится к формированию у человека стойких вирусов разума, заменяющих интуицию. Надо найти этим вирусам эффектную упаковку и дело сделано. Можно пойти пешком, а можно проехать на автомобиле. За этим – будущее. Человек индустриализировал среду обитания, но еще не индустриализировал свое сознание.


Другие статьи в разделе "Закон и Право - Личность"
27 октября 2012
Фигура неумолчания. Агрессивный гуманист
Андрей Сахаров провозглашён его сторонниками некой культовой фигурой. Создателем советской водородной бомбы. Мерилом нравственности. Борцом за свободу. И многим иным. Символом чего-то светлого и доброго. Даже самоотверженного. Но кто он был на самом деле? В конце 80-х, когда Горбачёв вернул его из Горького в Москву, были люди, ждавшие от Сахарова то ли политических, то ли нравственных откровений. Правда, после того, как он вышел на трибуну Съезда народных депутатов СССР, многие были явно разочарованы: плохая дикция, невнятность речи, бессодержательность мыслей.
08 апреля 2012
Личность и коллективное мнение
Эксперт Михаэль Дорфман предлагает обсудить его статью »Сказать коллективу «нет» в тёмные времена».Мотивация - это внутреннее побуждение к действиям. Любые внешние причины являются лишь стимулятором к тому, чтобы человек совершил поступок/действие в соответствии со своим мотивом.Великое чувство долга знакомо не всем, большинство же слова «долг» вообще боится. Но именно этот долг является источником настоящего служения, поддерживая человека идти против: силы, власти, коллектива, общественного мнения....

Последние новости iPhone, iPad и Mac http://computer-land.ru