Материал www.russian.kiev.ua
Закон и Право - Государство и Общество. Социум
19 декабря 2010 Андрей Давыдов
Почему, несмотря на все усилия переубедить людей, популярность Сталина только растет?
Ставка больше, чем Сталин

Почему, несмотря на все усилия переубедить людей, популярность Сталина только растет?

Перед серьезным визитом в Польшу Дмитрий Медведев снова — и уже несколько раздраженно — напомнил нынешнюю политическую установку: «Войну выиграл народ, а не Сталин».  Но в ответ в Интернете звучат подковырки, а зачем телу голова, если есть ноги, зачем нам тогда президент, если он народу только помеха?

Почему, несмотря на все усилия переубедить людей, популярность Сталина только растет? Они что — не понимают, что он был кровавым тираном?

Начну с того, что я не сталинист, ибо вообще придерживаюсь заповеди «не сотвори себе кумира». Но сегодня речь не о кумире благостном или идоле ненавистном. Сегодня вокруг фигуры Сталина разворачивается битва… нет, не за будущее государства Российского, а за то, будет ли у него вообще это будущее. Не тревожьтесь, гуманисты, это не ваша тема.

«Когда говорят о «десталинизации», надо четко различать обертку и конфету, — писал Леонид Радзиховский в «Ежедневном журнале» год назад. — Обертка — ошеломляющее открытие того, какой бякой оказался И.В. Сталин, и сообщение, что людей мучить и убивать вообще не надо… Конфета — решение абсолютно реальных ПОЛИТИЧЕСКИХ, отнюдь не историко-моральных задач.

Причем понятно, что обертка предназначена одним, а конфета — в основном совсем другим…»

Итак, давайте отбросим — простите великодушно — гуманитарную обертку и займемся самой «конфетой», какой бы горькой она ни была.

«Десталинизация, как известно, прошла два этапа — хрущевский и горбачевский. Сейчас спорят: будет ли третий, медведевский, этап.

Надо сказать, что оба раза эта кампания не принесла счастья организаторам — обоих (и только их из числа всех царей за последние полвека) сбросили. И правда, что ли, черт ворожит батьке усатому, мстит за него?..»

Итак, первый выстрел в мертвого Сталина был собственно похоронным — «предали труп идеологической земле». Второй — был нацелен на Советскую систему («Опять надо было расчленить труп, разделить наследство»). По мнению Радзиховского, две минувшие десталинизации выполнили задачу — делить больше нечего: на основании этого он сделал вывод, что третьей десталинизации не будет. Через год после этого прогноза мы видим, что он был в корне ошибочным. Третья десталинизация началась. С какой же политической целью на этот раз?

А давайте не будем изобретать велосипед. И предоставим слово тому же Радзиховскому (надеюсь, я им еще не утомил?) — прежде всего потому, что человек этот из либерального лагеря, а потому в его устах следующее предположение прозвучит уж по крайней мере не как навет злобных патриотов. Итак, что же у нас осталось после «сладкого» от Хрущева и Горбачева?

«Сама матрица, бывшая, естественно, за века до Ленина, до Сталина, благополучно пережившая и антисталинскую «десталинизацию-1» и антиленинскую «десталинизацию-2»…

То, без чего — по мнению либералов — Россия «воспрянет ото сна». То, без чего — по мнению охранителей — России просто не будет, распадется, потеряет свою цивилизацию».

Радзиховский считает этот вопрос вечным и оставляет в своей статье без рассмотрения. Но других причин нет!

Таким образом, на кону третьей десталинизации самая крупная ставка для России — цивилизационная, иначе говоря — ставка больше, чем жизнь. Жизнь России как самостоятельного цивилизационного проекта.

Либералы считают саму эту «матрицу» российскую — самодержавно-авторитарной, но, вырубая ее, валят всю русскую историю и русское самосознание. Кто-то по недомыслию, а кто-то совершенно сознательно и целенаправленно. Отсюда и призывы к бесконечному покаянию — о, не только за Сталина, за всю Русь, начиная от Александра Невского, поднявшего меч против благословенного Запада. С Германией ограничились лишь покаянием за Третий рейх — все-таки европейский народ: заслуживает снисхождения. А нас — азиатов — вырубают под корень.

Десталинизация нужна западникам, чтобы русский народ раз и навсегда забыл о великой державе. Но как только забудем, нас для верности непременно расчленят. Чтобы уж гарантированно голову не подняли. «Десталинизация превращена в средство избавления народа от государственности», — предупреждает Сергей Кургинян.

Действительно. Сталин давно умер, унеся в могилу и политические репрессии, скончалась и Советская система. Кого же убивают на этот раз? Для чего призван «великий десталинизатор» Федотов?

«Озвученная Михаилом Федотовым первоочередная задача Совета по правам человека — десталинизация общественного сознания — часть общей кампании ненависти к советскому прошлому во всех ее проявлениях. Наше общественное сознание не сталинизировано… И популярность Сталина вызвана исключительно абсолютной беспомощностью и неадекватностью нынешнего руководства страны или же нежеланием что-то делать для блага общества. Если бы наше государство перестало заниматься коррупцией и стало бы заниматься развитием и модернизацией, Сталин бы канул в историческую Лету…» — уверен Михаил Делягин («Русский журнал»).

Но ошибочно думать, что десталинизация — лишь отвлекающий маневр. У нынешней элиты крепнут нехорошие предчувствия — и она намерена приложить все усилия, чтобы избежать ответственности. А Сталин — это символ крепкой руки, ночной кошмар сибаритствующих за народный счет чиновников и олигархов. Никакой идеологии — только вопрос об ответственности. Поэтому либералы-западники получили мощнейшее подкрепление: «Идея десталинизации давно овладела руководящими массами», — как подметили Анатолий Вассерман и Нурали Латыпов (blogovesty).

Но чем больше нас «десталинизируют», тем чаще всплывает имя Сталина. Вот, например, показательный комментарий (один из очень многих!) к заметке об обращении к президенту следователя из Кущевской на сайте Infox.ru:

«Рогоза в своем ролике просит Медведева проконтролировать… Наивная! Проконтролировать мог только Сталин! И все — снизу и до самого верха — сели бы надолго. При Сталине в нашу область только выезжала проверочная комиссия из ЦК, а два секретаря обкома уже застрелились — и все знали, почему» (Сергей53).

Заметьте, дело тут вовсе не в историческом факте, а в отношении к факту современности.

«Сталин является живым упреком – упреком, на который нечего возразить для нашего нынешнего руководства. Его ненавидят не потому, что он убивал людей, по большому счету, насколько я могу судить, — со знанием предмета говорит Михаил Делягин, — в нашем руководстве это мало кого волнует. Его ненавидят потому, что он много чего делал. А нынешнее руководство, в общем-то, не сделало практически ничего».

Разумеется, это максималистское преувеличение. Что-то все-таки делается (хотя и безнадежно проигрывает в сравнении масштабов), а в последнее время кое-кому даже напомнили об ответственности. Только вряд ли это всерьез испугало остальных. Сажают только мелкую сошку, очень редко — кого покрупнее, да и то, если криминальный босс слетел с катушек и попал под прицел негодующей общественности. Остальным грозит только отставка, едва ли не почетная. Людей, чувствующих свою униженность и фактическое бесправие, это уже не раздражает, а угрюмо злит — и волей-неволей заставляет вспоминать Сталина. Другой управы на нынешние порядки они не видят. И как же прикажете это «десталинизировать»?

«Неужто у нас всё так хорошо с правами человека», что первоочередной задачей стала «борьба с призраком более чем полувековой давности?» (А. Вассерман, Н. Латыпов, blogovesty).

Лучшая десталинизация — это оздоровление государства. Только не народ надо лечить, выковыривая из него Сталина, а государственный аппарат, который своей деятельностью не дает о нем забыть. Но кому-то наверху показалось, что дело вовсе не в этом: либералы подсказали, что России мешает непримиримый дух великодержавия — вот его и надо сломать, растоптав имперское сталинское знамя. Так это имя Сталина плодит воровство, коррупцию и продажную элиту, попирающую закон?!

«Наше Время», Ростов-на-Дону

Источник