Материал www.russian.kiev.ua
Политика
29 ноября 2013 Макс Хавелаар, Гаага
От Аустерлица к Бородино

We trokken zich in stilte voor een lange tijd… ( Мы долго молча отступали…) M.Lermontov

Вильнюсский саммит – огромный геополитический удар для объединённой Европы. У нас здесь уже пытаются его эффект смикшировать, бодрячески утверждать, что ничего собственно не произошло – верной дорогой идём, господа. Для описания произошедшего будут привлечены новые сказочники, призванные нарисовать «новые горизонты». Но не возможно скрыть очевидного: проект Большой Европы Отечеств де Голля и Аденауэра, превратившись в Европу брюссельскую, давно перестал отвечать изначальным целям. Эта Европа стала аккумулятором единого западного потенциала. Но по исторической логике он вновь оказался направлен против России.

Теперь не надо собирать эти силы военным путём, как это делали Наполеон и Гитлер. Новейшие времена требуют новых креативных форм. Европейская мелочь сама пытается сгруппироваться вокруг видимых и невидимых центров сил. На первом плане «старая Европа» - Германия и Франция. Она стремится утвердиться как мощный центр силы, геополитически соразмерный США, России, а теперь уже и Китаю.

На втором – англосаксы с примкнувшей к ним Польшей. Их задача из-за кулис управлять и контролировать процесс «единения», не допуская избыточного усиления Европы и планомерно стравливая её с Россией, и тем самым ослабляя обоих.

«Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянии». Несомненно это касается и политики. Отслеживая её события, повороты, часто недоумеваешь, как порой нелогично, непонятно-причудливо плетётся историческая ткань. И неожиданные явления, союзы, предательства, измены и заблуждения вряд ли можно только объяснить ошибками, заблуждениями, подлостью тех или иных лиц. Меняются социальные формации, политические системы, идеологические доктрины, наконец, нормы общественной жизни, а определённый вектор в отношениях между цивилизациями, народами, государствами остаются неизменными. Они воспроизводятся из века в век, из поколения в поколение.

В меньшей степени это касается чувств симпатии, взаимного бескорыстного интереса, любознательности. Как правило, устойчивый характер имеют подозрительность, презрение, зависть, предубеждение, стремление к превосходству, корысть и ханжество. В критические моменты истории эти качества превращаются в доктрины личного превосходства, перемалывая официально декларируемые нравственные ориентиры, в попытки насильственного переформатирования международных отношений.

В любом случае такая логика действий ведёт к войне, открытой или завуалированной ( холодной ), к схватке не на жизнь, а на смерть. И оружие здесь подбирается под стать: то, во владении которым выбранный тобою соперник наиболее слаб. Это не благородная былая дуэль, в которой вызвавшее лицо предлагало сопернику выбрать оружие.

После Великой войны 1914-1918 гг. кто-то заметил, что она только доделала то, что наметила Великая французская революция. Потерпели крах 4 европейские империи, открыв врата колеснице демократии. Но ленинско-троцкисткую Республику Советов сменила сталинская красная империя, а униженная Германия взбрыкнула через демократические выборы национал-социализмом, и пришлось снова доделывать дело Великой революции в ходе второй мировой войны. То есть перманентная война и не кончалась. Она продолжилась и после 1945 года. Правда, её скромно называли холодной войной.

Но ведь это только формы процесса, а не его сущность. Война шла и идёт, принимая различные модификации, видоизменяясь и мутируя, но никогда не упуская своей главной цели – устранение альтернативных цивилизаций, прежде всего славянско-православной.

В 1991 году завершилась её очередная фаза. Для России это был ещё один Аустерлиц. Он сменился неким подобием Тильзитского мира. Чьи-либо оценки всегда субъективны, но по-моему вы начали потихоньку выходить из этого униженного состояния только после знаменитой мюнхенской речи Путина. Там и тогда слушатели окончательно поняли всё про него, а он сказал, что знает всё про них. И процесс быстренько потянулся к аналогии 1812 года – походу двунадесяти народов. Тут тебе и грузинская карта, и пляски вокруг преемника, и Восточное партнёрство etc., не говоря уже об экономическом давлении.

И где же вы, друзья, сейчас находитесь? Используя выбранную аналогию, нужно признать, вы пока накапливаете силы и ведёте арьергардные бои. Сирийский кризис и Вильнюс – это лишь сражение под Смоленском. А впереди ещё Бородино! И ТОЛЬКО ТАК. Сражение в новых формах, на грани фола. Но только на этом пути Россия сможет стать тем, к чему она исторически призвана.

А Бородино – это где-то с 2015года. Запуском. уже сейчас понятно, будет избирательная кампания на Украине. И какие формы обретёт это сражение, будет зависеть от многих факторов, прежде всего от степени успешности российской экономики и программы перевооружения. Именно эта программа призвана «засушить» большую геополитическую игру, не дать ей вырваться из холодной фазы в горячую.

PS. На Вильнюсском саммите брюссельские руководители вдруг заявили, что раз Украина не подписала соглашение об Ассоциации, то, значит, Путин и Россия стали сильнее. Но ещё вчера они же заявляли, что подписание этого документа не имеет никакого отношения к России. А если бы он был подписан, то, получается, Россия стала бы… Вот в этом-то и заключается главный смысл всей затеи.

PPS. На часах 00.42. Пора спать…Гляжу на телевизионную картинку: передают короткий ролик из Киева. Люди поют свой гимн под прекрасную музыку «Оды к радости» великого композитора, приветствовавшего ею успехи великого интегратора Европы – Наполеона. Голос за кадром говорит, что этих людей купить нельзя. Вглядываюсь в лица. Возможно, согласен. Их можно взять только в аренду.