Материал www.russian.kiev.ua
Экология
13 декабря 2005
За конфликтом «Интеко» Е. Батуриной с властями Белгородской области стоит угроза крупной экологической катастрофы, которую вызовет разработка Яковлевского железорудного месторождения В. Черномырдиным.
Конфликт Батурина – Черномырдин

Яковлевский рудник: крепостные Е. Батуриной против геофизического оружия Черномырдина

Яковлевское месторождение железных руд расположено в Белгородской области и входит в состав Курской Магнитной аномалии (КМА). По условиям залегания рудной залежи и содержанию железа не имеет аналогов в мире.

Железная руда представлена природнообогащенным магнетитом с содержанием железа в руде до 68%. При этом вредные для металлургии примеси практически отсутствуют. Таким образом, руды Яковлевского месторождения – прекрасное металлургическое сырье, пригодное для выплавки высококачественного металла при минимальной себестоимости – руда не требует обогащения.

Высокое содержание железа делает рентабельной и вывоз руды на достаточно большие расстояния ( вплоть до экспорта в Европу )

Рудное тело мощностью до 400 метров расположено на глубине 250-300 метров, что позволяет рентабельно добывать руду закрытым способом .

Все это, включая выгодное расположение месторождения относительно металлургических комбинатов, делают Яковлевское месторождение не лакомым, а сверхлакомым куском – гораздо более прибыльным, чем большинство золотых приисков. Особую остроту борьбе придал рост мировых цен как на лом черного металла (тонна давно зашкалила за 200 долларов) и, соответственно, на железные руды.

Железорудный кризис (и, соответственно, борьба за потенциальные доходы от Яковлевского рудника) резко обострился после того, как принадлежащие Алишеру Усманову горно-обогатительные комбинаты без объявления войны прекратили отгрузку руды в адрес Магнитогорского металлургического комбината. В один час возникла угроза остановки крупнейшего сталелитейного производства. Ничего личного - только бизнес: рост мировых цен на железно-рудное сырье дал Усманову железный козырь в игре на повышение цен для отечественных потребителей.

По данным инициированного Федеральной антимонопольной службой расследования, за период с 2003 года по 1-й квартал 2005 года по отдельным видам сырья цены и выросли в полтора - четыре раза. На фоне столь впечатляющих цифр стремление магнитогорских сталеваров найти новые источники сырья вполне естественно. Впрочем, не менее естественно и желание свежеиспеченной собственницы окружающих рудник сельхозугодий (а следовательно и деревень с населением).

Проклятые рудники

Естественный вопрос: почему же эта «золотая жила» столько лет находилась под спудом?

Ведь освоение было заморожено уже после проходки шахтных стволов. Когда в проекте было заморожено достаточно денег?

Секрет Яковлевского месторождения – его экологическая неизвлекаемость: разработка руды влечет за собой обезвоживание и, как следствие, опустынивание окружающей рудник местности.

Увы, у месторождения есть недостаток: высокий уровень грунтовых вод и высокая водопроницаемость пласта, в результате чего разработка возможна только после предварительного осушения месторождения с применением специальных методов разработки, до сих пор не опробованных на практике. Но это – с точки зрения добычи.

Что касается экологии, то осушение месторождения приведет к резкому понижению уровня грунтовых вод за много десятков километров от рудника. По оценкам геологов, радиус депрессионной воронки (зоны с пониженным уровнем грунтовых вод) достигнет 75 километров.

Что это означает? Это означает, что в результате разработки руд круг диаметром 150 километров с населением не менее миллиона человек станет малопригодной для жизни пустыней. И это не «страшилка», а суровая правда. Прежде всего, навсегда уйдет вода не только из колодцев, но и из артезианских скважин, питающих водопроводы.

Реки и пруды? Лишившись подземного питания, они тоже высохнут. Даже паводковые воды, попав в сухие русла бывших рек, лишенных подземного питания, быстро уйдут в землю.

Сельское хозяйство? Сегодня черноземные почвы окрестностей Яковлевского месторождения кормят, помимо миллиона собственного населения, еще 2-3 миллиона человек. Падение уровня подпочвенных вод приведет к засыханию древесной растительности и опустыниванию бывших полей. В итоге разработка рудника будет равноценна действию геофизического оружия:

Когда выяснилось, что неизбежной платой за разработку месторождения станет возникновение зоны экологической катастрофы размером с небольшую европейскую страну и эвакуация оттуда от полумиллиона до миллиона человек (а это – как минимум стоимость жилья с инфраструктурой плюс стоимость рабочих мест) , на освоение Яковлевского месторождения было наложено вето.

Вторым аргументом, добивающим проект рудника, была стоимость теряемой сельхозпродукции, сопоставимая со стоимостью извлекаемой руды.

Вот почему, несмотря на аппетиты Минчермета, в советское время на разработку Яковлевского месторождения дважды накладывалось вето – в 60-х и 70-х годах, после чего проект уже не извлекался из архивов – слишком очевидны катастрофические последствия.

Говоря попросту, разработка Яковлевского рудника равноценна применению по Белгородской области геофизического (климатического) оружия, когда ядерной бомбардировки вроде нет, а зона поражения налицо… Впрочем, искусственное изменение гидрогеологического и климатического режима в неблагоприятную сторону и есть геофизическое оружие – в самом прямом смысле этого слова.

Яковлевский рудник: вершки и корешки

Советская система имела свои явные преимущества. Поскольку всеобщим собственником и земли, и недр, получающим все доходы и оплачивающим все убытки, было государство, у государства был  интерес и возможность системно и объективно сравнивать доходы и издержки всех проектов, затрагивающих экологию.

Что бы ни говорили сегодня сидящие на западных грантах экологи, та же переброска рек, несмотря на давление мелиораторов и среднеазиатских республик, тогда была остановлена.

Так же было и с Яковлевским месторождением: поскольку в масштабе народного хозяйства совокупные издержки проекта, в которые вошли потеря плодородия земель и переселение населения из зоны депрессионной воронки, с лихвой перекрывали все  доходы от яковлевской руды, проект был намертво заморожен.

Но сегодня все радикально изменилось.

Дробление народнохозяйственно механизма систему на «хозяйствующих субъектов», создало возможность разделения «вершков и корешков» разного рода природоразрушающих «проектов века» по разным собственникам.

В конкретном случае Яковлевского месторождения, возникла реальная возможность снять сливки с рудника, переложив экологические издержки на разоренное и бесправное окрестное население.

Именно за эту возможность и ухватился В.С. Черномырдин, которому приписывают основную роль в проекте освоения Яковлевского железорудного месторождения. Имея прекрасные многолетние связи в бывшем Мингео и его наследниках, Виктор Степанович со вкусом выбрал «участок недр» для разработки с доходностью, превышающей даже «нефтяную» (иначе Черномырдин вложился бы в более привычные нефть и газ).

Все было так, как предполагал бывший шеф НДР: цены на руду растут, потребители считают дни до начала отгрузки, администрация области ест с рук и смотрит влажными глазами. Ну кто послушал бы нестройные жалобы провинциальных колхозов (даже не до конца разоренных) на непонятные экологические аномалии – в то время, когда нормальные, успешные люди делят Юкосы и тянут подводные газопроводы?

Но - не было счастья, да несчастье помогло. В дело вмешались интересы клана Ю.М. Лужкова – а именно компании «Интеко», руководимой Еленой Батуриной и ее братом.

Е. Батурина против В. Черномырдина : феодалы защищают крепостных

Не верьте вульгаризаторам марксизма: феодалы действительно по-своему любили и даже защищали своих крепостных, чему есть тьма примеров в истории, в том числе и в российской. Все просто: нет продукта, нет оброка. Нет крепостных девок – и право первой ночи становится формальностью.

Новый феодализм, возникающий на обломках колхозной системы, не исключение: вложив капиталы в скупку земли у бывших колхозников, новорусские лендлорды (или латифундисты – кому какие сериалы нравятся), готовы защищать свои приобретения и связанные с ними доходы – включая даже местное население, нужное для их получения.

В нашем случае, за спасение белгородского чернозема и его обитателей вступилась г-жа Е. Батурина со своим уважаемым братом г-ном Батуриным.

Интерес «Интеко» к чернозему и его обитателям прост и естествен. Сегодня даже простая спекуляция молоком - скупка в областях и сдача на московские молкомбинаты приносит до 200% прибыли на рейс (не годовых, а на круг!) – до 10-15 рублей на литр. Прибыль, достойная наркоторговли.

Для г-жи Батуриной с ее безупречной репутацией в Москве, открывающей ей любые двери, было бы просто глупо отказаться от земли, продаваемой оптом чуть не  по доллару за сотку.

Именно поэтому «Интеко» и купила у бывших белгородских колхозников около 100 тысяч гектаров, из которых, правда, окончательно оформлены только 30 тысяч – остальные администрация норовит оформить через аренду.(ист. – МК, 6 сент 05).

Справедливая феодальная война «ради высокодоходной жизни на купленной земле» вспыхнула этим летом, когда люди Черномырдина потянули железнодорожную ветку к своему Яковлевскому руднику аккурат по батуринским землям, которые и оказались в самом эпицентре будущей гидрогеологической катастрофы. По ходу дела всплыла история о «геологическом проклятии», довлеющем над местными рудами.

Битва, в которой мы всецело на стороне неофеодалов и неокрепостных, разгорается. Стальные короли не пройдут! Впрочем, не вернут своей земли и бывшие колхозники.

Продажа земельных паев: путь в крепостные или в пролетарии?

Несмотря на то, что через механизм скупки у бывших колхозников свидетельств на земельные паи (земельных ваучеров) в центральной России скуплена чуть не половина сельхозугодий, социальный статус сельского населения, продавшего паи и живущего в окружении чужих частных владений, остается достаточно непонятным.

С одной стороны, эти люди обладают всеми формальными свободами. С другой стороны, их реальная возможность выбирать место и характер работы ограничена тем, что в ближайшей окрестности от его жилья есть только один потенциальный работодатель – собственник бывших земельных паев.

Выбор очевиден – или работа на монопольных условиях работодателя (что де факто означает личную зависимость, почти идентичную крепостной), либо – продажа участка с домом за минимальную плату (опять же, прямо или косвенно диктуемую лендлордом) и попытка начать жизнь с денежного нуля. Типично пролетарский путь, сегодня неминуемо ведущий либо к смерти от нищеты, либо к революции.

Меняют ли что-нибудь 4-5 тысяч долларов, в среднем получаемых за земельный ваучер? Купить минимальное жилье в городе на них почти невозможно. Что касается добровольной продажи себя в крепость или долговое рабство, то история хорошо знает и эти случаи. В частности, во времена того же крепостного права в неурожайные годы свободные крестьяне не единицами, а массой продавали себя в крепость - за пару мешков зерна до нового урожая.

При Горбачеве колхозники мечтали стать фермерами. При Путине мечтают стать поденщиками у фермера, продав ему землю. Не правда ли, достойный результат земельной реформы?

А. Дмитриев

Источник: Союз народных движений [ http://snd-su.ru/ ]